«Формула успеха есть,
       Но у каждого она своя...»
Телефон:

Юбилей 

« Назад

Юбилей   22.06.2018 11:14

литвак

Позавчера отцу исполнилось 80 лет. Было много благодарностей от учеников, клиентов, просто читателей его книг. Благодарностей за то, что его работа позволила людям изменить жизнь. 

За много лет я наблюдал разное отношение к Михаилу Ефимовичу. Для кого-то он был кумиром, для кого-то учителем, некоторые его недолюбливали. Для меня он был прежде всего человеком, со всеми достоинствами и недостатками, которые есть у любого человека. 

Мне очень повезло с родителями. В детстве, думал, что так у всех – любящие родители, хорошая дружная семья. Когда не видишь других примеров, воспринимаешь это как норму. Разве близкие могут вести себя по-другому? Насколько мне повезло с родителями, понял, когда узнал много историй клиентов о своем детстве. Отношение родителей кардинально повлияло на жизнь многих. Чуть ли не каждый третий живет с обидой на родителей. 

???? В этой статье, я хочу написать о Михаиле Ефимовиче, как о человеке, о том, какой он в обычной жизни. Его становление и путь к известности происходил на моих глазах. Очевидно, я так же выступал в качестве объекта для применения и обкатки его подходов, о которых многие читали в его книгах. 

Началось, пожалуй, с того, что он очень хотел найти себя, но до 40 лет сделать это не получалось. Друзья и коллеги по кафедре психиатрии были уже «остепененные», как минимум, кандидаты наук, а он никак не мог защититься. На каком-то этапе диссертация стала самоцелью, и была даже написана. Тема была, мягко выражаясь, не актуальной. Несмотря на то, что это обычно не мешает защищать «научный труд», исследования были признаны антинаучными, защищаться по ним запретили. 

Думаю, это было удачное стечение обстоятельств, потому как если бы он стал кандидатом наук с той диссертацией, не было бы ни книг, ни лекций, ни своего подхода. Выполнил бы программу минимум для научного мира, и продолжил бы работать как психиатр со степенью. 

Иногда, после негативного, на первый взгляд события, спустя время можно понять, что это была белая полоса. Хотя в тот момент, так не кажется. 

Я видел, что отец очень переживал по поводу отсутствия степени. Ситуацию усугубляло давление ученого совета института, председатель которого поставил вопрос о том, что без диссертации Михаил Ефимович не может занимать текущую должность на кафедре. 

Понятно, что, когда несколько лет твоих усилий идут под откос, это, мягко говоря, обескураживает. Начались поиски другого направления развития. Не знаю как он нашел этот вариант, но однажды из Ленинской библиотеки пришла посылка. В СССР почти не издавались книги зарубежных авторов, только в центральной библиотеке страны можно было заказать пленки со сканами книг. 

Кто постарше, наверное, помнит, что такое диафильмы. Это напоминало пленку, где были кадры из мультфильмов с текстом. Был специальный аппарат для просмотра: картинка транслировалась на стену, завешенную белой простыней. В общем, у нас с братом изъяли этот аппарат и засунули туда пленку с книгой Берна. 

Книга была на английском, который Михаил Ефимович знал средне. Что, впрочем, его не остановило. Он фанатично, используя все свободное время до поздней ночи, делал перевод со словарем. Его настолько увлек совершенно новый, отличающийся от привычных, подход Берна (напоминаю, это начало 80-х), что он перешел в два состояния. Или перевод, или рассказывал нам содержание книги. 

▶ С этого момента он говорил только об этом. О психологии, воспитании, целях, устройстве жизни. Мы были первыми слушателями его лекций, хотя это был скорее восторженный рассказ человека, у которого в голове сложились пазлы, и появилось совершенно другое видение. Мне кажется, если бы ему за это не платили, он все равно рассказывал бы об этом. Он тогда жутко увлекся этой темой. 

В моем детстве с диафильмами было покончено. Из «ленинки» было выписано множество пленок с книгами, и Михаил Ефимович плотно оккупировал аппарат для просмотра, переводя теперь уже известных авторов. 

Новые знания Михаил Ефимович стал внедрять в жизнь. На работе это встретило, скажем так, непонимание. Мол, зачем разговоры-разговаривать, когда можно «таблетосов» назначить. Правда непонимание коллег сопровождалось появлением благодарных клиентов, которые начали решать свои проблемы без таблеток. Появились и первые ученики, которых привлекали и новые знания, и потрясающая увлеченность Михаила Ефимовича. С коллегами напротив, дистанция увеличилась. 

???? Начали происходить изменения и в семье. Не знаю, почему Михаил Ефимович так решил, у Берна этого нет, тем не менее примерно в то время, как вся страна под руководством Горбачева начала бороться с алкоголизмом, отец начал борьбу с ритуалами. Перестали приходить гости к нам, мы тоже никуда не ходили. 

Та же история приключилась с друзьями, которых почему-то окрестили «хламом». Я упорно не видел никаких проблем ни с ритуалами, ни с друзьями. Некоторые перекосы в воспитании потом давали о себе знать. Кое-что приходилось самому осваивать, будучи взрослым, а с тостами до сих пор присутствует проблема. 

В итоге, из всего клана Литваков друзья есть только у меня. На удивление Михаила Ефимовича, ему нравятся и мои друзья, и наши взаимоотношения. Несколько раз он попадал на наши «ритуальные» встречи и ему очень понравилось. 

Существенно изменился подход к воспитанию. Его можно было охарактеризовать словами — свобода, вера, поддержка. Была свобода в принятии решений и действий. Когда у меня берут интервью журналисты, обязательный вопрос — какой совет Вашего известного отца оказал наибольшее влияние на Вашу жизнь. И никто не может поверить, что никакой, потому что их банально никогда не было. Хотите верьте, хотите нет. Но советов Михаил Ефимович не давал никаких, от слова «вообще». Максимум, он мог высказать свое мнение, и то, если его об этом попросишь. Он давал возможность нам получить свой опыт. Не знаю каких внутренних усилий это ему стоило, потому что не все мои решения и действия были удачными, и тем не менее, он не только выдерживал свою позицию, но и сдерживал мать, которая своей заботой и тревожностью могла погубить любое начинание. 

При этом он всегда верил в нас. Безоговорочно. Всегда становился на нашу сторону. Если были проблемы с учебой, и учителя на что-то жаловались, он говорил: «Спокойно, дети способные со всем справятся». Может быть поэтому у меня в голове никогда не возникало вопроса, «смогу или не смогу». 

Всегда была безоговорочная поддержка. Это не говорилось словами, но поддержка чувствовалась по умолчанию, словно заводская настройка. В любой ситуации знаешь, что если не будешь справляться, то сможешь обратиться к родителям и тебя поддержат. Без нотаций, нравоучений, просто помогут. И не только в проблемах, но и во всех твоих начинаниях, даже, если они не сильно нравились родителям. 

???? Отец пытался придумать различные приемы, чтобы развить в нас самостоятельность. Кое-что, можно прочесть в его книгах, хотя зачастую там описан не тот эффект, который был на самом деле. Мне нравился большой теннис и нужно было купить ракетку. Отец тогда сказал — заработай. Мне дали для перепечатки на печатной машинке книгу Карнеги. Идея состояла в том, что для того, чтобы перепечатать книгу, я вынужден буду ее прочесть, и с этого начнется мое увлечение психологией. 

В реальности я ее тупо перепечатал, даже не вникая в содержание. Скорее старался допустить как можно меньше ошибок (кто имеет опыт обращения с печатной машинкой, знает, что на исправление ошибки уходит куча времени). В общем, основная задумка не удалась, зато обнаружились побочные эффекты. Я начал писать без орфографических ошибок. Плюс, научился бегло печатать. 

Велосипед я зарабатывал вскапыванием дачного участка. Тогда произошел мой первый управленческий опыт. Брат своими руками смастерил теннисный стол, и мы периодически с одноклассниками ходили играть в теннис. Я решил, что шесть соток одному перекапывать тяжело и долго, поэтому организовал теннисный турнир с одноклассниками. Так как играть могли только двое, я остальным выдал лопаты, мол, чего просто так время проводить. Игра шла на вылет, а играл я лучше всех, поэтому я неплохо поиграл в теннис, а ребята к вечеру вскопали весь участок. У меня еще тогда в голове засела мысль, что важно правильно организовать производственный процесс. Отец, кстати, тогда сильно удивился скорости вскапывания участка. 

Вообще, родители дали то, что они могли дать. А чего не могли, мы сами в себе наработали, потому что был механизм саморазвития. 

???? Михаила Ефимовича все больше засасывала его работа. Он готов был говорить о ней все время. Тогда его еще не отпускала страсть к научному миру. Несмотря на признание со стороны клиентов, возрастающую популярность, он очень хотел признания институтской общественности. Он написал новую диссертацию, основанную на новом подходе и новом опыте (она легла в основу книги «Если хочешь быть счастливым»), но традиционная научная общественность считала, что это не тянет на диссертацию. То подход капиталистический, то написано простым языком. Тогда только в Томске глава ученого совета благосклонно отнесся к диссертации. 

Далее были командировки в далекий Томск. Тонны вяленой донской рыбы, купленной на Центральном рынке и презентованной сибирской профессуре. Наконец случилось. Диссертация защищена, корочки получены. Он очень рассчитывал, что это даст ему возможность развивать свое направление на кафедре, создать отделение, а может быть даже кафедру психотерапии. 

▶ Иногда увлеченность тем, что ты делаешь играет с тобой злую шутку. Тогда у Михаила Ефимовича был период максимальной увлеченности. Он везде и всем рассказывал о своих открытиях. По-настоящему горел этим. Популярность росла. Диссертацию он защитил, и в один прекрасный момент его пригласили выступить на заседании ученого совета. Мол, что это там новенькое Литвак рассказывает. 

Не знаю, чем был продиктован выбор темы, которую отец представил коллегам, но выбрал он стадии сексуальности по Фрейду. Конфуз случился при рассказе о первой стадии орального каннибализма, застревание на котором формирует ряд привычек. «Например, курение», резюмируя первую часть рассказа, сказал Михаил Ефимович, «является одним из признаков застревания на стадии орального каннибализма, и по сути сигарета является фаллическим символом» (может что-то переврал, но суть понятно). 

В этот момент, ректор, который только что прикурил очередную сигарету аж закашлялся, и как-то подозрительно посмотрел на сигарету. Михаил Ефимович вовремя процитировал Фрейда, что сигарета иногда означает просто сигарету. Не знаю насколько это убедило ректора, видимо не очень. Этот случай повлиял или что-то другое, но ни отделения, ни кафедры отец не получил. 

Он всегда с большим уважением и почтением относился к научному сообществу и регалиям. Я уверен, что он от много бы отказался, лишь бы быть заведующим кафедрой. Почему-то это было для него вожделенной целью, хотя к тому моменту он был гораздо популярнее и востребованней, чем большинство зав. кафедрами. Я всегда ему в шутку говорил, что то, чего он добился в итоге, на самом деле он заблудился в поисках признания у научного мира.

???? Отдельная история была с книгами. Поначалу их никто не хотел выпускать. Поэтому первое «Психологическое Айкидо» он выпустил за свой счет. Второе тоже. И третье. Книги стояли дома и продавались медленно. Потом за дело взялось издательство «Феникс», но Михаил Ефимович предпочел брать авторские гонорары книгами. Его работы набирали популярность, но у нас не было канала сбыта, как у издательства. Продавались они только на семинарах и весь объем реализовать было сложно. Через пару лет наша трехкомнатная квартира больше напоминала книжный склад с ограниченным ассортиментом, и наконец удалось убедить отца брать гонорар деньгами. 

Книги принесли популярность. Постепенно начали приглашать проводить семинары в другие города. Все больше и чаще. Начался период семинаров, когда все было расписано на год вперед, а то и больше. Отцу было за 60 и многие удивлялись, как он выдерживает такой график. Здесь не было никакого секрета. Когда мать предлагала ему сделать паузу и отдохнуть, поберечь себя, он всегда отвечал: «Ты не понимаешь. На семинарах я живу». Это была истинная правда. Он начал очень неплохо зарабатывать, хотя я уверен, что деньги были вообще не главным. Потому что он сам был как человек-семинар. Он все время говорил только о психологии, развитии, клиентах, приводил примеры. Это было до семинара, во время семинара, в перерывах и после семинара. Это как раз тот вариант, когда человеку нравится, что он делает и он может заниматься этим бесконечно. 

Это даже начинало сказываться на личном общении, потому что любой поход в гости к родителям неизменно заканчивался рассуждениями на тему развития. Я понимал почему так, а вот моя жена сначала недоумевала, почему нельзя поговорить на другие темы. 

???? В 2006 году у отца появились непонятные симптомы. Я договорился об обследовании, но не мог на нем присутствовать, улетел в командировку. В больницу его возила моя жена. Я прилетел ночью. Она молча дала мне заключение врачей — рак толстого кишечника. Жена тогда быстро сориентировалась и попросила дать два заключения, одно настоящее, где рак, во втором написать полип. Нужна было операция, я решил не говорить настоящий диагноз. 

Оперировали в больнице, где я работал в хирургии. Когда я пришел к своему учителю по хирургии и попросил его сделать операцию, он вздохнул и сказал: «Я боялся, что ты это попросишь». В итоге, он согласился, поставив условие, чтобы я не заходил в операционную. На этом и сошлись. 

Все прошло удачно, кроме того, что после интубации он потерял голос. Это его заботило больше всего, потому что из-за этого он не мог работать. Благо, что через пару месяцев все восстановилось. 

Последующие 10 лет он провел в активной работе. Постоянные командировки, семинары. Он видел в этом смысл жизни. Популярность, как и многое в нашей жизни имеет две стороны. С одной, это благодарность, признание, клиенты, ученики, поклонники. С другой — критика, пренебрежение, обесценивание. За эти годы я наблюдал столько историй, когда ярые поклонники становились критиками, недоброжелателями. Я видел, что его это задевает, хотя со временем выработался определенный иммунитет. Поэтому я всегда очень настороженно отношусь к обожателям — идеализация всегда заканчивается обесцениванием. 

▶ В последние годы снова возникли проблемы со здоровьем. Стало очень тяжело ходить. Когда становится лучше, он старается ездить проводить занятия. Больше всего он сейчас сожалеет о том, что не может ездить на семинары. Для него это очень важно. 

Сейчас, когда я смотрю на отца, я понимаю его чувства. Наполненная, интенсивная, полная событиями жизнь, где ты ощущал свою востребованность. Тебе было интересно. Ты двигался по дороге жизни, и вдруг словно нажали на тормоз. С этим очень сложно, если вообще возможно, смириться. И все же сейчас, сохранение здоровья — это главное. 

Спасибо всем, кто поздравил Михаила Ефимовича с Днем Рождения. Ему было приятно. И будем надеяться на лучшее. 


Copyright © 2016 - 2018